• Ср. Май 29th, 2024

Время на прочтение: 9 минут(ы)

Translator

 

Translator

 

«Памяти экономиста Александра Бузгалина

Наталья Лактионова

Идея социальной справедливости особенно близка и понятна здесь, в России, что и была первой в мире страной, воплотившей её в жизнь и давшей миру реальную альтернативу развития. Имя Александра Владимировича Бузгалина напрямую соотнесено с этой идеей, глубоко вошедшей в ткань исторического опыта страны и сознание её народа. Экономист, доктор наук, заслуженный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.

Сын своего отца, создававшего космический щит Родины, Александр Бузгалин особенно чувствовал связь поколений: “Те, кто строил нашу страну, не уходят. Они остались навсегда в своих делах”. И он принимает эту эстафету, отдавая Отечеству уже собственные знания и силы.

Александр Бузгалин ушёл, как принято говорить, на 70-м году жизни, неожиданно, полный планов, многочисленных дел и начинаний… Совсем небольшой срок, особенно для человека науки. Но он удивительно многое успел.

Попытаемся довольно схематично коснуться деятельности Александра Бузгалина. И главное, что хотелось бы подчеркнуть, — он был совершенно свободен от конъюнктурных пристрастий. С перестройкой немало представителей научной и творческой интеллигенции, и не только они, кинулось исполнять социальный заказ, отказываясь, нередко прилюдно, от своих партбилетов. Бузгалин, напротив, именно тогда, в конце 1980-х годов, вступил в практически уничтожаемую и унижаемую Компартию. Позднее он оказался в Кремле на ХХVIII съезде КПСС, да ещё в качестве докладчика. И тогда же, помимо согласованных кандидатов, в том числе из горбачёвского списка, делегаты съезда потребовали представить на голосование дополнительный, третий список кандидатов в главный партийный орган. Так совершенно неожиданно для себя на излёте существования партии коммунистов А. Бузгалин вошёл в состав ЦК КПСС, непредусмотренно, самым что ни на есть демократическим образом.

Особая страница жизни А. Бузгалина — октябрь 1993 года, драма, развернувшаяся в столице. Люди вышли, защищая Конституцию, и многие не вернулись. При прощании кто-то вспомнил, как Александр Бузгалин ездил по милицейским участкам, вытаскивая, где удавалось, задержанных. А потом этот факт состоявшегося кровавого госпереворота был зафиксирован по горячим следам в книге А. Бузгалина и А. Колганова — жёсткой, отразившей свидетельства, хронику и анализ тех событий.

Летом всё того же 1993 года А.В. Бузгалин стал инициатором создания ассоциации “Учёные за демократию и социализм”. И она сделала немало — организовывались конференции, издавались книги, проводились разного рода семинары.

Из многочисленных инициативных проектов Александра Бузгалина стоит упомянуть и созданный в 1996 году Молодёжный университет современного социализма (МУСС), появившийся в то время, когда этот самый социализм пытались вытравить из памяти бывших советских граждан как некий злонамеренный зигзаг, заставивший Россию свернуть с дороги “мировой цивилизации”. МУСС, как и ряд других инициированных А. Бузгалиным проектов, оказался долгожителем.

Одной из организованных сил, традиционных и в какой-то мере удерживающих от поглощения всего и вся разгулявшейся в России “демократией” была, конечно, оппозиция. Она была важнейшей стороной жизни взбаламученного социума того времени, которым все мы тогда и являлись. Александр Бузгалин в плане политических приоритетов естественным образом оказался именно в этом стане, достаточно пёстром и разнородном. Позднее он тесно и плодотворно сотрудничал с фракцией КПРФ в рамках Комитета по науке и высшему образованию Госдумы РФ.

Вспомнилась давняя встреча, организованная, возможно, КПРФ или её же радиостанцией “Резонанс”. Мы встречались тогда в кулуарах. Помню молодого Сашу Бузгалина и это удивительное чувство локтя, радостного единения, общности и сопричастности правому делу. Всех нас объединяла верность той стране, где человек человеку друг, товарищ и брат, где семья народов, один за всех и все за одного, где золотой телец не был в почёте, где любовь к Родине и уверенность в завтрашнем дне, где идеалы и настоящие герои…

Девяностые годы принято именовать лихими или бандитскими. Они открывались сценарной гибелью мощной державы. Всё шло вразнос. Но в то же время оформилась и оппозиционная общественная мысль. Появились востребованная периодика, замечательные глубокие книги. А. Бузгалиным с А. Колгановым и близкими соратниками в то время была создана ниша, где могли аккумулироваться взгляды иного толка, причём на научно- общественном поле. С начала 1990-х стал выходить журнал “Альтернативы”. Позднее главным редактором его стал А. Бузгалин. И это был не просто журнал левой повестки. Противоположный мейнстриму, он во многом отражал привычные традиционные взгляды без тумана и рыночного флёра.

“Альтернативы” появились, когда либеральные издания пропагандировали саморегулирующийся рынок, затасканную теорию модернизации, не являющуюся научной, и фактически обслуживали глобалистский проект. Отдадим должное, в академической среде были и очень достойные научные журналы, но “Альтернативы” имели свою нишу. Они отражали широкий тематический спектр. Здесь и осмысление опыта прошлого, накопленного в том числе и международным левым движением, и анализ современных процессов, и иной вектор развития в будущем. Это был независимый международный научно-аналитический и общественно-политический журнал, добавивший изрядную лепту в формирование научной и идеологической составляющих, в пространство общественной мысли конца ХХ и наступившего ХХI века. Александр Бузгалин стал также и координатором общественного движения “Альтернативы”. Удивительно, но журнал до сих пор издаётся. И во многом остаётся уникальным.

Когда и как он всё успевал? Помимо журнала, создавались научные и общественные площадки, проходили конференции, лекции, семинары с привлечением коллег, единомышленников, молодёжи. Постепенно обретала почву и легитимизацию та сторона научной и общественной мысли, которую долгое время пытались осмеять и маргинализировать. И идейные ростки стали пробиваться, прорастая в публичное пространство. Альтернатива находила почву.

Здесь нельзя не упомянуть и другое имя — Андрей Колганов. Они с А. Бузгалиным смотрели в одном направлении. Оба владели пером и не принимали навязанные социальные реалии. Александр Бузгалин и Андрей Колганов — однокурсники (экономфак МГУ), единомышленники, соавторы, близкие друзья, почти что братья. Они и кандидатскую защитили в один год. И докторами наук стали с небольшим временным разрывом. Успели, ещё в Союзе. Оба они из тех настоящих представителей науки, учёная степень и звание которых не вызывали никаких сомнений, в отличие от немалой доли остепенённых соискателей, хлынувших безудержным потоком в постсоветские годы (естественно, не без счастливых исключений).

Умение дружить, да ещё так верно и плодотворно — всё-таки явление довольно редкое. Особый дар свыше. Благотворное состояние души. И оно у них было. И было дело, которому служили.

И ещё. Людмила Булавка-Бузгалина — верная соратница и жена Александра Владимировича. Она органично дополняла эту двоицу. Причём в браке сохранилась какая-то удивительная свежесть отношений. Даже человеку постороннему было очевидно, что эту видную пару скрепляли любовь и верность выбранным идеалам…

Левый спектр научной и общественной мысли достаточно популярен в мире. Даже в элитных закрытых учебных заведениях Великобритании, например, наследие К. Маркса является предметом пристального внимания. “Капитал” — это признанный блестящий анализ наводнившей мир системы капитализма. И были довольно несуразными попытки в новой России такую глыбу, как К. Маркс, выбросить за борт науки. Знаю даже выпущенные учебные пособия по общественным дисциплинам (внутривузовские) без упоминания Марксова имени, что, конечно, искажало всё поле изучаемого предмета. Для выигравших на волне разрушения страны имя его оказалось ненавидимым и всячески вытеснялось на маргинальные задворки научной мысли. И в то же время видные учёные главного вуза России — МГУ им. М.В. Ломоносова — возвращают учение Маркса в повестку дня.

Во многом с Александром Владимировичем Бузгалиным был связан и сам факт постановки проблемы социализма, социально-экономических, теоретико-идеологических основ осмысления нашего прошлого. И он, не изменяя, шёл по выбранному пути, вовлекая в эту важнейшую не только для России, но и для всего мирового опыта проблематику и коллег, и учеников, и многих неравнодушных к судьбе России, её уникальному, нигде в мире ранее не виданному опыту.

Не все выводы и тезисы А.В. Бузгалина вызывали безусловную поддержку. Некоторые (из достаточно известных) предполагали развёртывание научных дискуссий. И это нормально. Более того, это привычная форма существования любого умеющего выдвигать собственные идеи учёного. На гражданской панихиде прозвучало, что у него было немало оппонентов, но, что характерно, не было врагов.

Отметим, что в постсоветский период в стране была уничтожена и прекратила своё существование масса научных школ, а в результате деятельности профессора А. Бузгалина такая школа вполне состоялась. В день прощания в Московском университете декан экономфака профессор А. Аузан прилюдно пообещал продолжение того научного направления, в реализацию которого в нашем настоящем вложил столько сил и старания Александр Владимирович Бузгалин.

Объектом внимания профессора А. Бузгалина являлась и социальная палитра России. Его деятельность была направлена не только на общество, но и в конечном счёте работала на укрепление собственно российской государственности. Паразитический слой олигархата он, разумеется, рассматривал как тормоз развития страны. И не скрывал этого в публичных выступлениях. Не приспосабливался. В постсоветском развитии России видел “тупик”. Считал, “чтобы выйти из него, нужно поменять общественный строй”.

И вот ещё очень важная область деятельности Александра Бузгалина. Всего лишь за несколько дней до 18 октября 2023 года, когда для него открылись уже неземные двери, мы получили приглашение на очередную политэкономическую конференцию. Его неиссякаемая энергия помогла возродить это важнейшее направление общественных наук и основать относительно недавнее его детище — научный журнал “Вопросы политической экономии”, где он в очередной раз стал главным редактором.

Ещё на излёте 1980-х годов политэкономия как вузовская дисциплина стала массово вытесняться из учебного процесса. На вооружение в значительной мере был взят зарубежный курс “Экономикс” как некая попытка рассмотрения экономики вне политики, а значит, вне политических интересов и философской составляющей. Характер собственности здесь, в соответствии с запросами времени, остаётся за скобками, главное — механизмы рынка, прикладные потребности предпринимательства и государственного управления. Заметим, что в той же Высшей школе экономики, являвшейся экспериментальной площадкой для разного рода инноваций, расшатывающих основы отечественного образования, ставка во многом сделана на математические модели. Но через них невозможно постигать экономическую науку в её полноте, нельзя проанализировать социальные проблемы, наполнить предмет живым содержанием.

По мнению экспертов, стремление избавиться от науки политэкономии в постсоветской России “заключается в том, что её экономический анализ и выводы из него с необходимостью выводят нас на политические проблемы, без решения которых невозможно и решение проблем экономических”. Невозможно без овладения политэкономической дисциплиной подготовить грамотного и разностороннего экономиста.

Надо отдать должное руководству экономфака Московского госуниверситета им. М.В. Ломоносова, где сохранилась кафедра политэкономии. И это в ведущем вузе страны.

Когда на Российскую академию наук обрушилась реформа 2013 года, серьёзно подорвавшая и едва не уничтожившая окончательно знаменитое “детище Петрово”, по стране прокатилась волна сопротивления. В Москве тогда в здании Президиума РАН состоялось протестное собрание учёных в защиту РАН. Конференцзал был переполнен. Пришли тысячи. Зачитывались обращения известных зарубежных учёных, среди которых были семь нобелевских лауреатов, озабоченных судьбой российской академической науки. Хорошо запомнились отдельные выступления. И среди них — смелое и яркое обращение Александра Бузгалина, поддержанное всеобщими аплодисментами.

Со временем социально ориентированные запросы и голос выражавших их учёных всё более легализовывались. В качестве эксперта профессора Бузгалина стали приглашать на телевидение. Регулярно он появлялся на канале ОТР (Общественное телевидение России). И главное, говорил в пользу простого человека.

А. Бузгалин, несомненно, обладал природной речевой культурой — общался живо, доступно, умел говорить просто, в том числе и о довольно сложных проблемах, обладал хорошим литературным языком. И что ещё важно — его демократичная манера обращения. Не сверху вниз, а на равных, доверительно. Выстраивалась обратная связь, некий внутренний диалог по отношению к аудитории или собеседнику.

Возраст в его случае существовал как бы отдельно. Он был много лет не меняющийся внешне — лёгкий, прямой и как-то, что случается нечасто, совершенно не отяжелевший с годами.

Для него имя коммуниста не только не являлось ругательным и маргинальным, но было как раз вполне перспективным. Симптоматична большая востребованность профессора Бузгалина в Китае, где он выступал во многих университетах и где хорошо знакомы с его трудами. Говорят, если ввести имя “А.В. Бузгалин” на Baidu (поисковая система на китайском языке), можно получить более 60 тысяч записей.

Профессор Бузгалин имел обширнейшие международные связи, входил в редакционные советы многих международных журналов, читал многочисленные лекции за границей. С его подачи на конференции в Москву приезжали светила с мировым именем, далёкие от либерального мейнстрима. Помню Иммануила Валлерстайна, а также замечательного Самира Амина.

Как его на всё хватало? Рамок экономфака было мало. Потом в его послужном списке появились известный Финансовый университет, философский факультет МГУ (руководитель образовательного центра современных марксистских исследований). Под его руководством был создан Институт социоэкономики в Московском финансово-юридическом университете, и прочее, и прочее. У него получалось успешно совмещать научную, преподавательскую и общественную деятельность…

Нельзя не отметить особый организаторский дар профессора Бузгалина. Вот лишь отдельные вехи его многовекторных трудов.

Александр Бузгалин — один из соорганизаторов Российского социального форума, девиз которого “Критикуешь? Предлагай!” Форум вобрал в себя активистов социальных движений, профсоюзов, левых и некоммерческих организаций, заинтересованных, как заявлено, в альтернативе неолиберальной глобалистской повестке. Тем не менее есть и вопросы к отдельным представительным организациям этого форума, что неудивительно при столь обширном составе участников. Здесь есть над чем работать.

Безусловно, нельзя не отметить весомый вклад профессора А. Бузгалина в реализацию проекта национально ориентированного Международного экономического форума (МЭФ), связанного с именем российского предпринимателя Константина Бабкина. Это была другая площадка, совершенно противоположная тому, что демонстрировал много лет (кстати, с ежегодной прямой телетрансляцией) Гайдаровский форум.

Особенно важна парламентская составляющая общественной работы Александра Бузгалина. Он тесно сотрудничал с Комитетом по науке и образованию в Госдуме, одним из ярких представителей которого стал многолетний зампредседателя Комитета депутат от КПРФ Олег Николаевич Смолин, известный своими выступлениями и инициативами, имевшими широкую общественную поддержку. А. Бузгалин был одним из ближайших его сподвижников. Много было приложено стараний, чтобы затормозить процесс стремительного разрушения признанной в мире отечественной системы образования. И особая страница в этом сотрудничестве — Конгресс работников образования и науки (КРОН), созданный в 2013 году. Председателем этого общественного объединения стал О.Н. Смолин, сопредседателями — А.В. Бузгалин и А.С. Миронов. В очень значительной мере организация этого движения легла на плечи А.В. Бузгалина.

В обществе сегодня существует стойкий запрос на возвращение к традиционному классическому образованию, а это во многом и есть советская школа, вобравшая в себя в том числе и лучшие образцы дореволюционной образовательной традиции. Сохранение лучшего в отечественном образовании было основной задачей КРОНа. И что важно при этом — предполагалась система обратных связей с чиновниками и законодателями.

Ежегодно проводились сессии и конференции КРОНа, налаживались связи с обеими палатами парламента. Трудно инициативами снизу поменять образовательный вектор. Тем не менее что-то удавалось отстоять или повлиять на общественное мнение. Многое, по понятным причинам, не удалось.

Сессии КРОНа были интереснейшими. На них поднимались вопросы вузовского и школьного образования, проблемы современной как фундаментальной, так и отраслевой науки, вопросы культуры и антикультуры, устанавливались связи в рамках научных и педагогических сообществ. КРОН, кстати, едва ли не единственная из научных общественных организаций, где на повестку дня был поставлен вопрос и принята жёсткая резолюция о необходимости восстановления важнейшего научного учреждения и крупнейшей в Европе знаменитой научной библиотеки Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) Российской академии наук. В течение пяти лет на Юго-Западе Москвы стояло обгоревшее здание ИНИОНа, по сути, уникального архитектурного проекта, которое не торопились возвращать Академии наук. Но (слава Богу!) сегодня научный комплекс важнейшего федерального значения восстановлен. И не без привлечения внимания общественности к этой проблеме.

Заметим, что КРОН особенно был нужен в регионах России. К тому же на его сессии приезжали представители и стран СНГ, и постсоветского пространства. Все они увозили из столицы и рекомендации, и резолюции представительного научного форума, на которые можно было опереться, и возможность потенциального сотрудничества с коллегами. Вот они — живые связи. И за этим — всё тот же А. Бузгалин. Нельзя, правда, не упомянуть в связи с этим и имя Анатолия Степановича Миронова (председателя профобъединения “РКК-Наука” и сотрудника РАН).

К счастью, многие наши учёные, получившие советское образование, продолжали существовать в рамках традиционной культуры, а она была глубоко исторична и объединяла нас с поколениями отцов. Александр Бузгалин оставался во многом советским человеком и одновременно современным интеллектуалом, деятельным, пытливым и совестливым, не изменявшим делу, которому он служил плодотворно и искренне. Это лучшая часть научной интеллигенции, не предавшая большую, вероломно разрушенную державу и своими трудами вписавшая её уроки и богатейший опыт в контекст общего мирового развития. Профессор Бузгалин принадлежал к числу таких людей.

Невозможно описать в небольшой статье, что успел сделать Александр Бузгалин. И удивительно, что вынашиваемые им планы весьма успешно реализовывались благодаря не в последнюю очередь его творческой энергии и усилиям воли. Многое удалось в его не слишком продолжительной жизни. Есть замечательный советский фильм с Николаем Черкасовым “Всё остаётся людям”. Он и приходит на память с оглядкой на эту ярко прожитую жизнь. Масштаб личности особенно рельефно высвечивается именно с её уходом. Незаменимые есть, но есть и те, кто готов принять эстафету.

Источник: https://zavtra.ru/blogs/krasnij_professor

Автор: adminkr23