Для индустриально развитых стран характерен высокий уровень занятости женщин в экономике. Так, в США и Германии этот показатель составляет порядка 70 %, в Канаде – 75, Японии 63%. В Швеции самый высокий процент работающих женщин (76%). Около 60 процентов женщин Голландии имеет работу. Впервые за всю историю Нидерландов количество работающих женщин превысило цифру в 3 миллиона, согласно бюро статистики CBS.

Во Франции экономическая активность женщин трудоспособного возраста составила 48%, против 62-х процентной активности мужчин. В последнее время зафиксирован наибольший рост женской активности в возрасте от 25 до 49 лет. Общий рост экономической активности женщин обусловлен в первую очередь повышением активности среди матерей семейств и замужних женщин. Это говорит о том, что на данный момент женщины не желают бросать работу из-за замужества или в случае рождения детей. И даже те женщины, в семье которых есть три и более ребенка, продолжают работать. Эта тенденция позволяет сделать вывод, что рынок труда во Франции все больше начинает нуждаться в женщинах
Источник:
http://to-be-woman.ru/rabota-vo-francii-dlya-zhenshhin/#ixzz3sKogMNSl

Следует учесть безработицу, которая вносит свои коррективы в мировые показатели экономически активного населения, в том числе женского.

Женская занятость становится массовым явлением по мере перехода той или иной страны от традиционных способов ведения хозяйства, основанных на ручном труде, к промышленному производству и институциональным услугам.

Автор рассматривает этот процесс как историческую закономерность; как прогресс, способствующий не только росту производительных сил, индустриальному развитию страны, но и прогрессивным, качественным изменениям в социальной и духовной областях жизни общества.

Женский вопрос может служить критериальным показателем, характеризующим общую направленность сегодняшних радикальных реформ и их последствия.

Главное противоречие в женском вопросе заключено в проблеме совмещения материнства с профессиональной деятельностью женщины, ее общественной жизнью. Признается ли материнство социальной функцией женщины с вытекающей отсюда ответственностью государства, всего общества за создание условий, позволяющих женщине иметь детей, семью и быть полноценным членом общества? Или рождение ребенка – личное дело самой женщины, в лучшем случае обоих родителей? Это принципиальный вопрос, связанный с проблемой достижения равенства по признаку пола, с развитием подлинной демократии, с общественным прогрессом в целом. По отношению государства и всего общества к этой проблеме можно судить о направленности политики, о характере общественного строя, о моральных ценностях данного общества.

Решение женского вопроса возможно только на основе высокоразвитой экономики и глубоких социальных преобразований. Женщины объективно заинтересованы в развитии общественных форм воспитания детей, в развитии высокотехнологичного и экологически чистого производства, в развитии робототехники, компьютеризации и автоматизации производства с дистанционным управлением, что могло бы сделать их труд более легким, безопасным и комфортным, а также ускорило бы процесс обобществления быта. Это освободило бы женщин, как и всех членов семьи, от значительных затрат времени на рутинные виды домашнего труда, не содержащие ничего, что способствовало бы развитию личности, позволило бы совмещать работу с семьей, с воспитанием детей.

Международное сообщество, признавая право женщин на экономическое, политическое, социальное, культурное, гражданское равенство с мужчинами, требует от правительств государств — членов ООН проведения специальной политики, которая исключила бы всякую возможность использовать различия по признаку пола в целях нарушения прав и свобод женщин, независимо от их семейного положения.

(Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Ч,1 ст.1).

В целом можно сказать: три «Д» противопоказаны женщинам: денационализация, деиндустриализация и децентрализация.

Данная концепция развития России – как передовой страны мира.

Т.Н. Сидорова,

кандидат исторических наук, доцент,

член Российского общества социологов РАН.