Изменение целого ряда общественных отношений, имеющее место в условиях современной России, не сопровождается соответствующими им экономическими преобразованиями. При видимости движения к построению рыночной экономики господствующими оказываются традиционные для российской истории советского периода административные меры. Значительное распространение получил неестественный монополизм. Сфера образования на российской территории также оказалась в значительной мере подвергнутой обязанности функционировать в рамках государственной монополии.

Российское законодательство, а также практика его применения в начале XXI века допускают существование в государстве негосударственных высших учебных заведений. В то же время к государственному финансированию эти организации практически не допускаются. Право на равный доступ к возможности выполнения государственных услуг в сфере образования в указанном аспекте остается фантастикой. Результатом подобной практики является соответствующее состояние конкурентоспособности национального образования.

Значительные по своему размеру структуры, оказывающие образовательные услуги, финансируются в России из государственного бюджета. В деятельности многочисленных государственных учебных заведений по оказанию образовательных услуг вовсе отсутствует какой-либо элемент конкуренции. Парадокс заключается в том, что осуществляя закупки товаров и услуг для своей деятельности, эти структуры, зачастую, объявляют тендеры (конкурсы). В организации оплаты предоставления непосредственно образовательных услуг конкуренции еще на территории РФ не обнаруживается.

Следует сейчас полностью согласиться с точкой зрения Петровой Е.Р., называющей в числе главных факторов конкуренции в условиях переходной экономики не издержки и цены, а уровень и объем корпоративной власти и контроля рынка и производства. Этот уровень и объем корпоративной власти и контроля рынка и производства, выражается в статусе предприятия, близости к ресурсам, степени личной унии с государственным аппаратом, а в определенных случаях – в коррупции и прямом насилии. [1, с.с. 4-7];[2, с.с.22-32]

Российские же законы (да и само общество) еще далеки от того, чтобы определять главные акценты социально-экономического реформирования на подлинно научных теоретических и эмпирических основах. Экономика и право находятся в состоянии, требующем устранения из хозяйственной и законодательной практик заведомо убыточных технологий.

Целевая подготовка специалистов для органов прокуратуры осуществляется в образовательных институтах Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Данные образовательные институты созданы по решению Правительства Российской Федерации в составе Саратовской государственной академии права (ныне – Саратовской государственной юридической академии), Уральской государственной юридической академии (ныне – Уральский государственный юридический университет) и Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации (ныне – Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации).

Следует внедрять тендеры (конкурсы) по распределению контрактов на оказание таких образовательных услуг. Особое значение это обстоятельство имеет после провозглашения на территории РФ необходимости активного способствования развитию бизнеса, в том числе – малого. Отдельно в процедуре тендера (конкурса) должны быть урегулированы некоторые преференции для организаций инвалидов. В действующем законодательстве складывается административный запрет на участие в анализируемой образовательной деятельности, финансируемой из бюджета соответствующего уровня, любых иных участников, кроме тех, которые были перечислены выше. Фактически указанная ситуация является проявлением неестественного монополизма в РФ. Справедливость подобного положения вещей для иных участников рынка образовательных услуг в России представляется весьма сомнительной. Особенно актуально сложность рассматриваемого вопроса проявляется при расходовании государственных бюджетных средств. Целый сегмент рынка образовательных услуг оказался подверженным действиям по разделу. Тем самым произошло ограничение доступа некоторых участников рынка образовательных услуг в этот сегмент вплоть до полной невозможности оказания таковыми другими участниками экономической деятельности, не являющимися формально носителями статуса «уполномоченных» для этого.

В действующей сегодня редакции Федерального закона № 147-ФЗ от 17.08.1985 г. (ред. от 30.12.2012 г.) «О естественных монополиях» (с изм. и доп., вст. в силу с 27.01.2013 г.) не только отсутствует какое-либо упоминание о подобном аспекте деятельности образовательных учреждений, но и вовсе об оказании каких-либо образовательных услуг. Ст. 4 указанного федерального закона, перечисляющая сферы деятельности субъектов естественных монополий, не содержит указания на образовательные отношения. Соответственно, даже при прямо выраженном желании российского законодателя сохранить монополизм в сфере образовательных отношений, об этом логически верно было бы, как минимум, указать в ст. 4 федерального закона «О естественных монополиях».

Деятельность по психологическому тестированию абитуриентов, поступающих в указанные выше высшие учебные заведения на условиях последующей обязательной работы в органах прокуратуры, также не может быть отнесена к непосредственно правоохранительной деятельности. Такое тестирование должно финансироваться также на основе тендера (конкурса). Однако в сегодняшних условиях в этом вопросе окончательного формирования правового механизма реализации не создано.

Схема распределения подрядов на оказание образовательных услуг значительно повысит степень прозрачности распределения финансов.

Не всегда легко и просто становится возможным преодолеть и разницу в учебных планах, отличающую российские образовательные программы, например, от принятых в ряде стран Западной Европы. Возможно, по истечении надлежащего периода времени и число мифов идеологического характера, свойственных национальному российскому высшему образованию, резко уменьшится. Одним из подобных мифов – является мнение о бесплатности высшего образования. Такой миф в значительной степени влияет на отечественный образовательный процесс. Хотя конституционная норма устанавливает подобное правило, но из практики мировой экономики известно, что труд не может быть бесплатным. Любой труд должен быть оплачен. Труд педагога, труд преподавателя высшей школы – здесь также не может являться исключением. Вопрос здесь состоит в том, кто именно и из каких конкретно источников осуществляет финансирование так называемого «бесплатного» российского высшего профессионального образования. Такая деятельность, как правило, осуществляется из бюджета соответствующего уровня.

Важно законодательно закрепить обязательность проведения страхования ответственности лиц, предоставляющих образовательные услуги.

Научные разработки должны оказать содействие в непрерывном развитии и совершенствовании образовательной сферы. Востребованными могут оказаться и инновационные идеи в сфере экономического развития российского высшего образования.

СЕРГЕЙ ШОШИН

кандидат юридических наук, доцент

Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского,

доцент кафедрыуголовного, экологического права и криминологии

Список использованных источников:

  1. 1.Петрова Е.Р. Монополизм и формы его проявления в современной переходной экономике [Электронный ресурс]. Дисс. канд. экон. наук: 08.00.01.: политическая экономия. – Уфа. 1999; ( М.: РГБ, 2003.)// http://diss.rsl.ru/diss/03/0292/030292039.pdf.
  2. 2.Бузгалин А.В., Колганов А.И. Закономерности и модели переходной экономики // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика.- М., 1996.-№ 1.