Резолюция по итогам Круглого стола на тему: «Социальная политика в контексте национальной безопасности России» в рамках V Международного Конгресса

«ПРОИЗВОДСТВО. НАУКА. ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ»

Москва, 29 ноября 2018 г.

 О федеральном проекте «Цифровая образовательная среда»

Глубокая трансформация российского образования осуществляется в соответствии с форсайт-проектами «Образование 2030», «Образование 2035» и «Нейронет», конечной целью которых является «слом-ликвидация традиционных моделей образовательной  системы». 

Ярким выражением преобразований должен стать национальный проект «Образование». Последний предполагает решение следующих задач: переход школ на новые образовательные технологии, методы,  программы обучения и систему оценки  на основе международных  стандартов, несовместимых с классическим, полноценным и суверенным образованием; переход к «цифровой школе», создание индивидуальных «цифровых досье» на учеников и педагогов, использование технологий виртуальной и дополненной реальности и «цифровых двойников»; переход к «индивидуальным траекториям» с выделением и  поддержкой, в первую очередь, одаренных детей; создание «современной цифровой образовательной среды» (СЦОС), призванной заменить традиционное образование  дистанционными (онлайн) курсами обучения. 

     «Цифровая школа» – «Московская электронная школа» (МЭШ) и Российская электронная школа» (РЭШ) – внедряется без обсуждения, что является грубым нарушением ст.63 «Семейного кодекса» РФ и ст.44 закона «Об образовании в Российской Федерации», которые указывают, что родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание детей перед всеми другими лицами. В данном случае обществу навязывается установка, что традиционная школа обречена и никакой альтернативы МЭШ и РЭШ не существует. Люди лишаются права выбора формы предоставления государственных услуг в сфере образования, что нарушает п. 3 ст. 5 Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», в соответствии с которым получение государственных и муниципальных услуг в различных формах осуществляется по выбору заявителя. То есть  гражданин выбирает форму получения государственной услуги, при этом электронная форма может быть только дополнительной, а не базовой.

Данный проект является крайне опасным, поскольку несёт в себе следующие угрозы:

  1. «Цифровая школа» представляет собой социальный эксперимент, а также запускает технологии,  влияние которых на детское здоровье крайне опасно. Многочисленные исследования показывают, что вовлечение детей в электронные технологии приводит к негативным последствиям (так называемому «цифровому слабоумию», психическим травмам, нервным расстройствам, клиповому мышлению, расслабленности, отсутствию мелкой моторики, неспособности сосредоточиться, ослаблению памяти, ухудшению зрения и пр.). Таким образом, внедрение «цифровой школы» является грубым нарушением п. 9 ст. 13 ФЗ «Об образовании», в котором говорится: «Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается».
  2. «Цифровая школа» ликвидирует традиционные педагогические методики, традиционное образовательно-воспитательное наследие и разрушает тем самым культурный код нации. Причем, в то время как в России происходит переход к массовому внедрению цифровых технологий в систему образования, на Западе разворачивается широкое обсуждение катастрофических последствий введения электронных школ. Результаты исследования подобных технологий, проведённого ОЭСР в рамках Международной программы по оценке образовательных достижений  учащихся (PISA) в 2012 и 2015 гг. показали, что высокий уровень использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в странах ОЭСР  связан с отрицательными  результатами  в освоении знаний по основным предметам. Исследования засвидетельствовали, что более эффективные образовательные системы  находятся в тех странах, где  ученики наименее «подключены» к ИКТ.
  3. «Цифровая школа» (МЭШ и РЭШ) является механизмом вовлечения детей и юношества в социальные сети интернет-пространства. Её внедрение облегчает использование недопустимых методов глубинного воздействия на личность, таких как мистическая лексика и нейро-лингвистическое программирование (НЛП), особенно на базе «экспериментальных педагогических площадок». Подобные инструменты, заимствованные из психотехник оккультных движений, замещают образование тренингами, зомбированием, программированием и кодированием. Всё это наносит детям и молодёжи серьёзные психотравмы и делает их уязвимыми для воздействия и психологической вербовки со стороны  различного рода экстремистских, тоталитарных сообществ и сект как российского, так и зарубежного происхождения.    
  4. Данный проект, заменяя систему оценки знаний «оценками личностей» и рейтингами (ПОТОК и РОСТ), формирующими так называемые «индивидуальные цифровые профили компетенций» или «цифровое досье»,   вводит кастовую систему  организации общества,  при которой индивидуальный правовой  статус будет  определять соответствующую правосубъектность.   Фактически идёт подготовка к созданию общества тотального электронного контроля в нарушение ст.19  Конституции РФ, которая запрещает «любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».
  5. Проект «Современная цифровая образовательная среда», предусматривающий переход к массовому внедрению онлайн-обучения, наносит удар по высшей отечественной школе и по всей системе подготовки кадров. В результате Россия встраивается в глобальный образовательный рынок, на котором доминируют крупнейшие транснациональные корпорации, что лишает РФ суверенитета в научной, гуманитарной, духовной сферах и открывает страну влиянию её геополитических противников, а также разного рода разведывательных структур.   

Таким образом, «Цифровая школа» – это антинациональный проект, направленный против интересов общества и российской государственности в целом.

      Реализация проекта «Цифровая школа» категорически недопустима.