Все мы согласны в признании факта катастрофического падения за последние годы качества образования страны. Все мы с отчаянием видим поразительно низкое качество знаний и культуры школьников и студентов, которые стали необучаемыми. В печати, в Интернете, на конференциях высказываем свою боль и возмущение политикой министерства. Бесконечно задаём один и тот же вопрос – что делать? И не находим ответа.

Хочу обратить внимание на методологическую ошибку всех наших рассуждений о современном состоянии образования. Мы сосредоточены на злободневном (ЕГЭ, ФГОСы, Фурсенко, Ливанов и пр.). Но не видим процесса, который привёл наше образование к плачевному состоянию, не понимаем причин и движущих сил. Не знаем истории, а потому не можем найти ответ на вопрос – что делать?

Вначале надо понять причины длительного процесса деградации, который начался не сегодня и не вчера. Т. е. надо прежде ответить на вопрос – кто виноват? Но нас настойчиво отводят от этого вопроса, – от истории, от её правдивого освещения и объяснения, от её уроков. Призывают смотреть вперёд, искать “инновации”, а не возвращаться к “старому”. Давайте бросим хотя бы поверхностный взгляд на историю – что она нам скажет?

История делится на 3 периода: 1918 – 1931 гг. – падение качества образования и знаний; 1931 – 1956 гг. – быстрый и значительный рост (до 80 % выпускников средней школы имели реально качественные знания); 1956 – 2015 гг. – неуклонное падение (сегодня более 80 % выпускников не имеют никаких знаний).1

Сразу возникают два вопроса: 1) причины роста? 2) причины падения?

Краткие ответы. Коренная причина роста – возрождение традиционных форм обучения, классической методики и учебников (Киселёв-Рыбкин) плюс профессионально грамотное и ответственное управление на всех уровнях. Причина падения – внедрение в образование (в программы и учебники) ложных идей-вирусов (“повышение теоретического уровня” и др.), противоречащих законам педагогики, уничтоживших классическую методику, сделавших обучение непонимаемым. Сопутствующие причины: бюрократизация управления, безответственность управителей, хаотизация всей государственной системы образования. Именно эти факторы не позволили своевременно исправить положение и поддерживают деградацию до сего дня. Мы видим их, но не осознаём причин их появления и закрепления. А появились они опять же с “реформы-70”.

Важно понимать, что процесс деградации с самого начала был не стихийным, не объективно закономерным, а субъективно направляемым – жёстко, последовательно и далеко продуманно.2 Все идеи “реформы-70” были определены узкой группой учёных и внесены в Резолюцию Группы математики АН СССР в декабре 1936 г. В 1937 г. они подали в Наркомпрос требование изменить программы средней школы и представили свой проект новой программы “высокого научного уровня”. Наркомпрос обратился к учителям и методистам с просьбой проанализировать этот проект и высказать своё мнение. Все учителя, участвовавшие в совещании, высказались резко отрицательно. [3] И власть послушала (!) учителей.

Более того, учителя предсказали все пагубные результаты возможного внедрения этой программы. Их предсказания оказались пророческими, – жизнь подтвердила их в 1978 г., когда в вузы пришло первое поколение “отреформированной” молодёжи: “среди учёных-математиков АН СССР и преподавателей вузов началась паника. … Абитуриенты оказались практически не подготовленными к изучению математики в вузе”. Это свидетельство непосредственного и не рядового участника той реформы, акад. РАО Ю. М. Колягина.[4]

Но вместо того, чтобы осознать ошибки и исправить ситуацию “реформаторы” и АПН настояли на “совершенствовании” “порочных” программ и “недоброкачественных” учебников (оценки Президиума ОМ АН СССР 1978 г.). Их поддержала депрофессионализированная бюрократия специально созданного для осуществления реформы Минпроса СССР (министр М. А. Прокофьев). В итоге, все ложные реформаторские идеи были сохранены в программах и учебниках, а все отрицательные результаты в знаниях учащихся закреплены. С этого момента началась прогрессивная деградация всей системы нашего образования.

Уроки истории: 1) только на основе классической педагогики и методики возможно восстановление качества обучения (что доказали 1930-е годы); 2) любые “инновации” в образовании, не опирающиеся на традиции, приводят только к ухудшению (что показали ещё 1920-е годы); 3) управлять образованием должны опытные учителя и методисты (как это было в 1930 – 1950-е гг.); 4) без наличия сильной, мудрой, целеустремлённой государственной воли изменить ситуацию невозможно (пример опять в 1930-х гг.); 5) власть должна понимать, что в обществе всегда есть силы, которые стремятся навязать ему свои представления о развитии, она должна зорко следить за реальными результатами их действий и жёстко пресекать тенденции, приводящие к отрицательным результатам. Так в 1930-х гг. была пресечена широко развернувшаяся деятельность педологов, имеющая целью выбраковку детей – цель, которую сегодня возрождают А. Асмолов (РАО), И. Калина (Минобр Москвы), Л. Любимов (ВШЭ).

История показывает, что деятельность такой организации, как АПН (ныне РАО), созданной в 1943 г. для научного обеспечения совершенствования образования страны (а на самом деле для подготовки реформы-70) как раз и привела к началу падения качества в 1956 г., к обвальному падению в 1970-х гг. и к поддержанию процесса деградации в 1980-х г. и далее, вплоть до настоящего времени. Сегодня очередные ложные идеи, рождающиеся в глубинах этой организации (личностно-ориентированное, вариативное обучение, компетентностный подход и пр., и пр.) закрепляют процесс деградации и делают невозможным восстановление качества.


     1 Подробнее эта история – идеи, механизмы их внедрения, результаты – прослежена в статье “Коренная причина падения качества отечественного математического образования”, опубликованной на сайте КРОН 22.11.2014.

     2 См. монографию автора “Проблема качества математического образования в свете исторической ретроспективы”, 2013. Монография содержит также историю реформ высшей школы и анализ общей антипедагогической идеологии всех реформ.

Костенко Игорь Петрович (Краснодар),

кандидат физ.-мат. наук, доцент, пенсионер.

     [3] См.: Интернет-журнал «Проблемы современного образования». – 2015, № 1. С. 74 – 81.

     [4] Колягин Ю. М. Русская школа и математическое образование. М., 2001. С. 200.