Современный этап мирохозяйственного развития характеризуется ускоренными темпами научно-технического прогресса и возрастающей интеллектуализацией основных факторов производства. В настоящее время в развитых странах Запада на долю новых или усовершенствованных технологий, оборудования и других продуктов, содержащих новые знания или решения, приходится от 70 до 85% прироста валового внутреннего продукта. Они концентрируют у себя более 90% мирового научного потенциала и контролируют 80% глобального рынка высоких технологий, объем которого сегодня оценивается в 2,5 – 3 трлн. долл., что превосходит рынок сырьевых и энергетических ресурсов. Предполагается, что через 15 лет он достигнет 4 трлн. долл.

Сегодня мир находится на этапе становления VI-го технологического уклада, основу которого составляют нано-, био-, информационные и коммуникационные технологии. По мнению советника президента, академика Сергея Юрьевича Глазьева, всего через каких-то 5 лет в этих сегментах – новейших производствах – во всем мире будет задействовано около 10% рабочей силы, главным образом, инженеров и ученых. Сегодня, на этапе бурного становления, данный высокотехнологичный комплекс растет темпом 35% в год, а к концу десятилетия прогнозируется его выход на стабильное многолетнее развитие с темпом 20-25% в год с объемом инвестиций около 400 млрд. долл. ежегодно[1].

В условиях перехода к инновационной модели экономического развития государство становится главным автором, вырабатывающим национальную стратегию развития, создающим основные условия инновационного развития, механизмы саморегулирования и становления эффективных институтов инновационной среды.

В России после тяжелого кризиса всех сегментов научно-технической сферы 90-х годов началось постепенное формирование новых, преимущественно рыночных форм инновационной деятельности. Однако современное состояние национальной инновационный системы России всё еще характеризуется серьезными структурными дисбалансами, непоследовательностью государственной политики, относительно низкой инновационной активностью предпринимательского сектора. Выход из нынешнего глобального кризиса также требует достаточно мощных усилий государства по обеспечению структурной перестройки экономики на основе нового технологического уклада.

Концентрацию ресурсов, необходимую для реализации этих приоритетов, может обеспечить только государство. И это надо делать масштабно и быстро — те, кто раньше других оседлает новую волну экономического роста, станут лидерами нынешнего века. Чтобы преодолеть нарастающее отставание, нужно увеличивать финансирование ключевых направлений становления нового технологического уклада в десятки раз. При этом расходы на науку должны в целом вырасти втрое, а норма накопления — не менее чем в полтора раза, до 35 — 40% ВВП[2].

При наличии фактически всех типовых элементов национальная инновационная система России принципиально отличается очень высокой долей государственного сектора, медленным формированием крупных наукоемких корпораций, относительно слабым развитием малого инновационного бизнеса, а также фондового рынка и венчурного капитала как источников финансирования инновационных проектов.

Адаптация инновационной системы России проявляется, прежде всего, в смене моделей инновационной деятельности. Новый инновационный бизнес и государство ориентируется на проверенные мировой практикой модели национальных инновационных систем, функционирующих в рыночных условиях.

Модернизация экономики на основе нового технологического уклада является базой для роста экспорта высокотехнологичной и среднетехнологичной продукции, доля которых достигает к 2030 году 21%. Доля производства этой продукции в ВВП почти удваивается, достигая 15%. При этом происходит полуторакратное снижение доли импорта товаров с высокой добавленной стоимостью в структуре внутреннего потребления.

Научно-техническое прогнозирование позволяет определить ключевые направления формирования нового технологического уклада: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. К ним следует добавить направления-носители нового технологического уклада, предъявляющие основной спрос на его продукцию: космические технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, авиационная промышленность, атомная промышленность, солнечная энергетика (Рис.1).

Имеющиеся заделы в сфере атомной, ракетно-космической, авиационной и других наукоемких отраслях промышленности, в молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологиях дают России реальные возможности для опережающего развития нового технологического уклада и шансы на лидерство в соответствующих направлениях формирования новой длинной волны экономического роста. При их реализации необходимо учитывать, что, особенностью базисных технологий нового технологического уклада является их высокая интегрированность, что требует комплексной политики их развития, предусматривающей одновременное создание кластеров технологически сопряженных производств, соответствующей им сферы потребления и состава трудовых ресурсов[3].

Рисунок 1. Структура нового (VI) технологического уклада и темпы роста его составляющих

Главным препятствием на пути роста нового технологического уклада является неадекватность институциональной структуры возможностям его развития. Существующие институты, начиная от системы подготовки кадров и заканчивая методами планирования государственной научно-технической политики, настроены на воспроизводство предыдущего технологического уклада и не отвечают требованиям и возможностям развития нового.

К примеру, принципиальными для институциональной системы требованиями нового технологического уклада является обеспечение непрерывного инновационного процесса, что предполагает внедрение в практику управления технологий одновременного проектирования всех фаз научно-производственного цикла продукции. Для реализации этих технологий большую роль играют тесные связи между производителями оборудования для новейших технологий и его потребителями. Сохраняющаяся в России слабость межотраслевой и межорганизационной координации инноваций затрудняет использование механизмов конвергенции технологий[4]и соответствующих методов управления.

Становление нового технологического уклада происходит путем формирования кластеров технологически сопряженных производств, образующихся по направлениям распространения его ключевого фактора. Ведущую роль в координации инновационных процессов в кластерах технологически сопряженных производств играют крупные компании и бизнес-группы. Они являются системными интеграторами инновационного процесса, который проходит в разных звеньях инновационной системы. Крупные наукоемкие компания могут взять на себя масштабные финансовые и технологические риски при разработке новых технологий, создавая технологические платформы. Неразвитость подобных компаний –одна из слабостей российской национальной инновационной системы[5].

Вместе с тем новые задачи государственной политики реализуются не в полной мере, особенно в области выработки инновационной, структурной, инвестиционной политики правительства. В связи с этим в России принята “Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года”.

Целью реализации Стратегии является формирование сбалансированного сектора научных исследований и разработок и эффективной инновационной системы, обеспечивающих технологическую модернизацию экономики и повышение ее конкурентоспособности на основе передовых технологий и превращение научного потенциала в один из основных ресурсов устойчивого экономического роста.

Эти намерения правительства России представляют большой практический интерес в контексте создания Союзного государства с Беларусью.

Интеграция национальных инновационных систем Росси и Беларуси в рамках Союзного государства должна содержать общую модель и меры по преобразованию научно-технического потенциала стран с целью придать ему рыночно ориентированный характер и типовые черты инновационных систем с учетом опыта высокоразвитых стран. Должны быть выработаны и предложены направления и меры по формированию оргструктуры, инфраструктуры национальных инновационных систем, институциональной и правовой среды, системы подготовки и переподготовки кадров, менеджмента и регулирования инновационных процессов, финансирования и рыночной коммерциализации нововведений, а также по содержанию, функциям и построению общесистемного механизма реализации этих предложений. Они полностью вписываются в стратегию социально-экономического развития Союзного государства и ориентированы на переход к инновационному типу развития экономики.

Промышленность и наука не могут развиваться без единой системы координат, над созданием которой сегодня идет активная работа в рамках Союзного государства.

С началом функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с 1 января 2015 г. открывается путь к созданию жизненно необходимых нашим странам условий для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, равных условий и гарантий для хозяйствующих субъектов, а также появляются дополнительные предпосылки для дальнейшего наращивания двустороннего экономического взаимодействия, промышленного и научно-технического сотрудничества, что способствует выпуску конкурентоспособной продукции, загрузке производственных   мощностей, созданию   дополнительных   рабочих   мест,   повышению экспортных возможностей предприятий двух стран. Что, в конечном счете, позволит обеспечить рост уровня и качества жизни населения, укрепление национальной безопасности Союзного государства.

Процесс евразийской экономической интеграции достиг фазы зрелости, при которой содержательное наполнение единого экономического пространства совместными видами сложной хозяйственной деятельности становится не менее важным, чем углубление и расширение интеграционных форм. Экономический потенциал интеграции раскрывается в развитии трансграничной производственно-технологической кооперации, формировании совместных корпораций, сочетании сравнительных национальных преимуществ в производстве технологически сложных изделий. Самого по себе внутреннего рынка для этого недостаточно. Нужны общие стратегии развития, реализуемые на началах частно-государственного партнерства, совместные программы и проекты развития.

Хребтов Александр Валентинович

Руководитель экспертной группы РСПП

Перечень использованной литературы:

[1] О целях, проблемах и мерах государственной политики и интеграции Научный доклад С.Ю.Глазьева. М. 2013  

[2] Глазьев C.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. – М.: Экономика, 2010 г.

[3] Ксенофонтов М.Ю.,Узяков М.Н.- Проблемы прогнозирования, №6,

2012 г.

[4] Лепский В.Е. Совершенствование национальной инновационной системы (субъектно-ориентированный подход)/Материалы конференции IX международного форума «Высокие технологии XXI века». М.2008 г.

[5] Дынкин А. Мировой кризис – импульс для развития инноваций // Проблемы теории и практики управления, 2009, №4.