Глобальный кризис 2008-2009гг. вновь поставил перед развитыми странами проблему перспективности стратегии постиндустриального развития, поскольку планетарный перенос производства сначала «грязного» в развивающиеся страны, а затем и всего негативно воздействует на динамику доходов населения и формирует масштабную безработицу. Это обусловлено тем, что в условиях мировых турбулентностей население снижает спрос не только на товары, но и на услуги, что повышает степень нестабильности развитых экономик, практически лишенных своей промышленности. Тем самым объективно возникает проблема реиндустриализации или неоиндустриализации.

С еще большей остротой проблема реиндустриализации стоит перед Россией, экономика которой, с одной стороны, заражена «голландской болезнью», а с другой – недоиндустриализирована. К тому же рыночно-трансформационные преобразования обусловили масштабность процесса деиндустриализации российской экономики. В силу этого реиндустриализация выступает важнейшим императивом современного этапа динамики как развитых стран, так и стран с переходной экономикой. Поэтому неизбежность «реиндустриализации нашей страны можно считать альтернативой прыжку России в постиндустриальный мир»[1].

Очевидно, осуществление реиндустриализации нацелено на формирование высоко индустриализированного производства типа и обусловливает не только изменение принципов и приоритетов экономического развития, но и непосредственно влияет на его образовательно-кадровую составляющую. Конечно, реиндустриализация осуществляется на основе новых информационно-коммуникационных технологий, обеспечивающих высокую степень автоматизации производства и минимизирующих занятость рабочей силы в непосредственных производственных процессах. Однако поворот от стратегии постиндустриализации к реиндустриализации влечет за собой изменение теоретико-методологических подходов к оценке значимости различных ресурсов. Безусловно, реиндустриализация базируется на использовании инноваций, что предполагает увеличение доли нематериальных активов (патентов), а также принципиально новое качество человеческого потенциала экономики, поскольку его умение использовать нематериальные активы и инновации становится залогом быстро растущих капиталов[2].

Ростовская область входит в группу из 22 регионов РФ со средним уровнем индустриального развития, занимая первое место среди регионов – производителей электроэнергии в ЮФО. Однако возрождение донской промышленности на основе реиндустриализации требует реализации масштабных инвестиционных проектов и, соответственно, подготовки кадров в значительной мере инженерных профессий, адекватных по своему качеству императивам реиндустриализации экономики области.

               Если в экономике России стремительно нарастают стагнационные тенденции – темпы прироста ВВП упали с 1,3% в 2013г. до 0,7% за январь-сентябрь 2014г., то в Ростовской области сохраняются позитивные тенденции: за январь-сентябрь 2014г. индекс промышленного производства составил 108,5%; сельского хозяйства – 125%, организациями области освоено в первом полугодии 86,2 млрд. руб. инвестиций, действует 60 крупных и средних предприятий, сформирована институционально-правовая база реиндустриализации. Это обусловлено, в т.ч. ее высоким образовательным потенциалом – 13 вузов и 35 филиалов, около 3 тыс. образовательных учреждений всех организационно-правовых форм и уровней подготовки. Но ряд индустриальных районов области идентифицируются как депрессивные. Поэтому реиндустриализация базируется на повышении качества кадрового потенциала, в т.ч. и его экономической составляющей. Между тем экономическое образование характеризуется снижением качества и фундаментальности, узкой специализацией.

               В целях компенсации негативных трендов развития системы высшего образования (низкое качество подготовки абитуриентов, несоответствие набора компетенций выпускников требованиям работодателей, низкое качество образования в целом, экономические дисциплины ведут преподаватели без базового образования, минимальна доля практикоориентированных дисциплин, несформированы компетенции межкультурных коммуникаций у НПР и др.) в ЮФУ расширяется эксперимент по эффективной контрактации НПР за счет перемещения принципа конкурентности с уровня подразделений (выборы деканов, директоров институтов в конце 2013г.) на уровень образовательных программ. В соответствии с Положением о порядке проведения и критериях конкурсного отбора руководителей направлений подготовки бакалавриата, специалитета и руководителей магистерских программ его участники оцениваются по следующим критериям: опыт организации образовательной и научно-исследовательской деятельности, участие в образовательных и научно-исследовательских проектах, руководство специалистами, магистрами, аспирантами, опыт разработки и реализации авторских курсов и учебных планов, опыт руководства программами ДПО, подтверждение высокой профессиональной репутации на рынке труда.

С победителями конкурса заключается эффективный контракт, который тем самым становится важным инструментом активизации учебно-методической и научно-исследовательской деятельности НПР, поскольку в структуре контракта закладываются жесткие показатели качества образования, отвечающие императивам реиндустриализации региона

Белокрылова Ольга Спиридоновна – д.э.н., профессор кафедры экономической теории Южного федерального университета, г. Ростов н/Д, belokrylova@mail.ru, тел. 8-863-3019813

Белокрылов Кирилл Анатольевич – к.э.н., доцент ЮФУ.


[1] Примаков Е. 2011 год: взгляд в будущее // Российская газета. 2012. 16 марта. С. 1.

[2]Тарадина Л.Д. Постиндустриальная филантропия // Модернизация экономики и глобализация: в 3 кн. / Отв. ред. Е.Г. Ясин; Гос. ун-т – Высшая школа экономики. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2009. Кн. 2. С. 345-346.