Информационные технологии дают так много яркого и интересного, поэтому понятно, почему мотивационный интерес человека направлен именно туда. А на нас как из рога изобилия, продолжают сыпаться новинки, возбуждая у человека желание – постоянно, что то обновлять и обновлять. Этот процесс принято называть инновацией. А объем информации при этом продолжает расти и расти и уже заговорили о несовершенстве самого человека. Потому что современному человеку, для усвоения какой – либо информации непременно нужны Образ и Динамика, но и при этом часть информации он безвозвратно теряет, потому что информация (не смотря на ее внешнюю хаотичность и глобальный объем) возникает и существует в определенной закономерности, а, следовательно, имеет психологические механизмы для её управления.

Появившийся, чуть больше полусотни лет назад компьютер изменил саму суть информации. Из вспомогательного орудия человека он превратился в самостоятельную силу, и потребовал от человека применить весь свой разум и талант, чтобы, для начала, хотя бы научиться управлять этой силой.

В итоге объемы получаемой информации значительно превысили психофизиологические возможности человека. Образовались информационные пороги, которые стали активно задерживать (вытеснять) огромные объемы информации. В следствии, этих вытеснений, возникла интересная ситуация, когда не человек, стал управлять информацией, а информация стала управлять человеком. Возникли силы, которые осознав возможности этих изменений, стали, сознательно, в своих корыстных целях, использовать информационные технологии, с целью уничтожения неугодных обществ, стран. Разрушая для этого привычный уклад жизни, если надо меняя местами Добро и Зло, если надо переписывая историю и т.д. Почему это стало возможным? Потому что информация стала развиваться по самостоятельным законам, которые,      как бы накладывают жесткий корсет на форму и содержание любой информации. И неважно, что эта информация лишь частично связана или вообще не связана с действительностью – главное, что она способна изменять привычные установки и закреплять новые в сознаниях человека и общества.

Сегодня, как мы знаем, объем информации стал расти в геометрической прогрессии, а следовательно, информационное поле вокруг человека значительно выросло. Возник кризис знаниевых технологий, так как извлеченная с поля (интериоризируемая) информация не совсем адекватно отражает действительность. Психические особенности нашего восприятия определены так, что мы привыкли ухватывать наиболее яркие и интересные информационные события, а излишнюю информацию человеческая природа отсекает от нас информационными порогами и вытеснениями. Таким образом, под влиянием психологии человека возникло информационное поле. Информационное поле это не однородная среда, а состоящая из двух зон, где одна наиболее обширная обозначена нами как «зона вытеснения» или «нулевое поле», которая занимает до 99% всего поля и «зона экстремумов», которая чаще усваивается человеком. Потому что информация в зоне экстремумов отличается яркостью, образностью, динамичностью, новизной и т.д. Эта информация воздействует на эмоции и чувства, как положительно, так и отрицательно. В этой же зоне действуют и физические законы дифракции и интерференции.

Зона экстремумов значительно искажает действительность, создавая неадекватную Картину Мира. В итоге возник интересный парадокс – В начале 21 века отдельно взятый человек оказался в ситуации первобытного человека. Информационная картина мира, которая сложилась в его голове, под влиянием зоны экстремумов не позволяет выстраивать адекватное представление о действительности и в итоге он представляет мир как огромный и непонятный, управляемый какими то неведомыми силами. Этим можно объяснить живучесть конспирологических теорий, как и взрыв мистицизма и оккультных наук.  

В недрах индустриальной экономики возникло новое явление, обозначенное как инновационная экономика. Эпоха индустриальной экономики обозначила конец организации труда, которая, сложилась еще на заре человеческой цивилизации, и требовало от человека обретения знаний, умений, навыков, которые позволяли ему прожить жизнь, имея одну-две специальности. Инновационная экономика перевернула эти представления. Возникали ситуации, когда человек, например, поступал в ВУЗ по специальности (юрист, экономист), которая уже перестала быть востребованной или целый город (Пикалево) оказался за бортом жизни. Да что город, сегодня целые страны (Греция, Киргизия и др.) выпадают из инновационной обоймы.

Необходимыми для успешной профессиональной самореализации и развитию социума, в условиях развития инновационной экономики, являются:

•        Высокая обучаемость;

•        Креативность;

•        Мобильность;

•        Переключаемость;

•        Толерантность;

•        Социально – аккомодационная адаптация.

А мы на сегодня имеем определенные качества, человеческого капитала, которые не просто препятствуют успешной профессиональной самореализации отдельной личности, но являются серьезным препятствием развития общества, в целом, а также дают повод для формирования отрицательного образа россиянина это:

•        Патернализм;

•        Этнофолизм;

•        Коллективизм (в форме соседской общины);

•        Спекулятивно – маркитанское мышление;

•        Мистицизм;

•        Правовой нигилизм;

•        Авральность;

•        Отсутствие стратегического и глобального мышлений;

•        Отсутствие экологического мышления;

•        Динамический стереотип.

Незаменимые качества успешности в индустриальную эпоху стали серьезным препятствием для дальнейшего развития общества.

Многие проблемы упираются в образование и науку.

Мы рассматриваем образование как систему, естественно в информационно-психологической парадигме. Образование как бы находиться в сердцевине информационного потока и испытывает колоссальные нагрузки информационных экстремумов. Образование подвергается и высокому давлению реформационного пресса. В одних странах бывшего СССР образование – это политическое оружие укрепления национального государства, в других – оно является заложником политического радикализма, а в России – это площадка для оптимизации и коммерциализации образования.

Политики, во все времена, очень осторожно, относились к реформам в образовании. Потому что, как только образование начинало отвечать экономическим интересам развития общества, то сразу возникала политически взрывоопасная, критическая масса в студенческой среде. Ваганты, например, сделали гораздо больше для ограничения папской власти, чем вся борьба светской власти за инвеституру. А о политических воззрениях наших разночинцев (XIX в.) можно вообще поговорить отдельно. Образованная часть общества начинала активно требовать и добиваться изменений (например, «студенческие революции 68» или восстание в Кванджу). Любая внутренняя политика это попытка законсервировать статус-кво. Элита, которая утвердилась у власти или бюрократия, которая осуществляет власть, не хотят никаких перемен, а коренных тем более (Поиграть в реформы – пожалуйста!). Любое изменение грозит для них потерей всего. Зачем тогда рисковать!?

Если не брать спорадических явлений, то можно сказать, что система образования начала складываться в нашей стране в первой четверти XIX в., а в начале 20-х годов ХХ века образование обрело свою парадигму – «Ликвидация безграмотности». Цель была реализована примерно к 50-м годам ХХ века. Потребовалось смена парадигмы, но ни политических, ни экономических условий тогда не было. Так мы и остались со старой парадигмой.

Если вернуться к образам, то сегодня образование напоминает паровоз, который тянет огромный состав, его постоянно догружают, на него навешивают нанофонари, перекрашивают нанокрасками, меняют машинистов, стрелочников, ужесточают работу проводников, пристраивают приборы, которые мониторят расход пара, но КПД паровоза остается КПД паровоза. Только, если раньше пассажир сходил на станции, согласно «купленному» билету и знал, куда ему дальше двигаться, то сегодня он даже не знает название «населенного пункта», в котором он сошел и вообще сомневается туда ли он приехал. А если говорить реально, все «входящие» в образование реформы перерабатываются и выбрасываются как инородные тела. А вместе с тем по закону борьбы с неграмотностью объем школьной программы продолжает расти и расти. Чехарда с учебниками привела к тому, что контент вызывает много вопросов. Образование превратилось в главный тормоз всего нового. Образование, которое по своей сути должно готовить человека к жизни в будущем, очень консервативно встречает и отвергает все новшества, т.е. активно бороться против этого самого будущего.

Образование, как становой хребет общества, неспособно к саморазвитию без понимания особенностей действия информационных полей. Сегодня образование нуждается в новой образовательной парадигме. Нас не устраивает место, которое сегодня определили учителю, где он «никогда не стоял и стоять не должен». Учитель был, есть и остается проводником детей, а если хотите, «сталкером», в большой Мир Взрослых. Никто кроме учителя с этой ролью не справится. В то же время нельзя закрывать глаза на существующие проблемы связанные с низкой обучаемостью педагогов новым технологиям, беспредельной загрузкой учителей отчетами, бездумное администрирование, заорганизованностью, необоснованное укрупнение школ и др.

Канакаев Ермек Мукушевич

Генеральный директор ООО «Независимая

экспертиза и внедрение инноваций в образование»